Глава третья
1.
В рессорной бричке катит барин. На козлах – кучер Селифан. С конями нынче фамильярен: он из гостей, он сыт. И пьян.
2.
– Ты брось хитрить! Смотри, приятель! – корит чубарого коня. – Гнедой – везёт, и Заседатель, а ты... Дождешься у меня!..
3.
За разговором, назиданьем – он проворонил поворот; и – как всегда: когда застрянем – и темь стоит, и дождь идёт...
4.
Куда-то занесло их в поле; лишь колокольчик – дин-дин-дин... И страшно, страшно поневоле среди неведомых равнин...
5.
Но – чу! – вдруг слышен лай близенько... В какую-то попали глушь. Как оказалось – деревенька на этак восемьдесят душ.
6.
Усадьба – притаилась словно, а в ней – хозяйка... Какова? – Настасья, сударь мой, Петровна, Коробочка. В летах. Вдова.
7.
Она сама вела хозяйство, и, пусть не быстрого ума, не допускала разгильдяйства, и не скудели закрома;
8.
производила на продажу свиное сало и пеньку, гречиху, мясо, крупы, пряжу, и мёд, и перья, и муку...
9.
Она прислужнице, Фетинье, велела гостю постелить; тот умостился на перине – и ну́ рулады выводить...
10.
Как утром гость ночной проснулся – Коробочка накрыла стол; невольно Чичиков запнулся, когда осмотр произвел:
11.
грибочки, пряглы, скородумки, лепёшки с луком и снетки, припёки с маком, с виду хрумки, в коровьем масле пирожки,
12.
да шанежки с румяной коркой, их запах – аппетит разжёг... Ну что, блинков он скушал горку и пресный с яйцами пирог;
13.
пил чай с фруктовою водою – но не забыл про интерес. Полегче надо б со вдовою... Хотя – к чему тут политес?
14.
Намедни опыт заимевши – на дело сразу он налёг: – За скольких, матушка, умерших подушный платите налог?
15.
– Осьмнадцать душ, уж как уж плохо, за каждого – по два рубли... – А вы их мне продайте, чохом. – Да как же так? Из-под земли?..
16.
– Да нет же, только на бумаге! – Боюсь я, что продешевлю... Он долго бился с ней, бедняга, и дал за душу по рублю.
17.
(Да не в рублях тут было дело, а вот – caprice у ней таков, что оказаться не хотела в числе, как говорят, «лохов»...)
18.
Что ж, под диктовку деловито скропал реестр умерших он («Петром Неуважай-корыто» притом немало поражён);
19.
а также – ей письмо составил к знакомому из городских, чтоб за неё тот, в русле правил, мог действовать от сих до сих.
20.
И – в путь. От города намедни загнули верст на 60, – вот, Селифан, твои где бредни! Давай-ка, стало быть, назад...
21.
Ах да: девчонку Пелагею послали указать им путь, чтоб снова эти ротозеи не заплутали как-нибудь.

дальше