величие мании
 
Надменный временщик,
и подлый, и коварный...
К.Ф.Рылеев, 1820

 
    У Нила я, пора!
    А чей очаровань я? -
    Любимец бога Ра,
    продукт голосованья!

    Я царь: живу один.
    Дорогою свободной
    хожу, как в магазин,
    на подвиг благородный.

    Партнерам руки жму,
    но мучаюсь мигренью,
    холодный ко всему
    и чуждый умиленью.

    Я знаю много лет,
    толпе глаза мозоля:
    на свете счастья нет!
    Но есть покой и воля.

    Над мирною страной,
    где всё для сердца мило,
    косяк порхает мой,
    и стадо стерхов взмыло.

    Я верю: я любим
    (для сердца нужно верить).
    Немного нелюдим, -
    ведь все кругом - Сальери...

    Все чаще взор мой  пуст.
    О, где былой мой гений,
    хранитель милых чувств
    и прошлых наслаждений?

    Пора, мой друг, пора!
    Покоя сердце просит.
    Все чаще снег с утра,
    все реже неба просинь...

    Я был бы добр и тих,
    но вот беда: дремучий
    александрийский стих
    (не столп) меня замучил.
    

Январь 2016