А.С.Пушкин писал (П.А.Вяземскому) о первой редакции этой поэмы:
«Великолепный слепок народной жизни, в коем можно усмотреть лишь один défaut: досадное неимение рифм».
 
«Еще в юно­сти, стоя на Во­ро­бьё­вых го­рах, мы да­ли друг дру­гу клят­ву про­честь эту эпо­пею. Од­на­коже в один при­сест оси­лить её мне ни­ког­да не уда­ва­лось, за­сы­па́л; ес­ли же я пы­тал­ся про­дол­жить чте­ние на сле­ду­ю­щий день - об­на­ру­жи­вал, что за­па­мя­то­вал про­чтён­ное на­ка­ну­не, при­хо­ди­лось на­чи­нать сыз­но­ва... На скло­не лет упре­каю се­бя лишь в том, что так и не вы­яс­нил, че́м там кон­чи­лось де­ло.»
А.И.Герцен. «Былое и думы», ч. X, гл. XLIV


КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО,
КОРОТКИЙ ВАРИАНТ, ВЫУЧИТЬ
НАИЗУСТЬ, БУДЕТ НА ЭКЗАМЕНЕ

 
Слог я исправил для ясности.
(Н.Некрасов. «Современники»)

 

Часть первая

Пролог

сжатие~ 12.5
усадка~ 92%

1.1
В какой земле окраинной, в каком году истории, за что́ судьба отвесила – пойди её спроси... В пути сойдясь нечаянно, семь мужичков заспорили: кому́ живётся весело, вольготно на Руси.
1.2
(Крестьяне – нрава путного, из волости Обиженной, уезда Оскуделого, из сёл окольных сплошь: Дыряева, Разутова, Заплатова, Знобишина, Горелова, Неелова, Неурожайка тож.)
1.3
Роман долдонил: барину; Демьян твердил: чиновнику; купцу! – кричали Губины, Иван и Митродор; Пахом бурчал: боярину; Лука бубнил: церковнику; царю! – недружелюбенно мешался Пров во спо́р.
1.4
Брели не глядя спорщики... Уж солнце закатилося; узрев в лесу поляночку, устроили привал. Махнули водки, сморщились – и тут, по Божьей милости, скатёрку-самобраночку им случай даровал.
1.5
И мужички без гонору уселись вкруг скатёрочки; а захмелев так сладостно, что боже-упаси, – пройти срядились по́ миру, чтоб разузнать до корочки: кому́ живётся благостно, вольготно на Руси?

Глава I. Поп

сжатие~ 11.2
усадка~ 91%

1.6
С утра встречались странникам всё больше люди мелкие: мастеровые, нищие, солдаты, ямщики. «У энтих жисть – не пряником, – враз семеро скумекали, – дрожат: напасть не рыщет ли с бедой вперегонки...»
1.7
Уж день клонился к вечеру, и песнь ложилась на́ душу, старинная, дедовская... Как вдруг навстречу – поп. Они – к нему доверчиво: «Скажи нам, отче, правдушку: сладка ли жизнь поповская, счастливит ли взахлёб?»
1.8
И поп вздохнул: «Эх, милые! Несу свой крест в смирении. Ведь что такое счастие? – покой, достаток, честь. Покоем не обилую: к рождению, к успению – и в полночь, и в ненастье я не медля должен бресть;
1.9
суша слезу сиротскую, живи с даянья медного, терпи нужду привычную, – вот весь доход, увы! А честь? – поповну кроткую, семинариста бедного да попадью приличную – честите вечно вы...»
1.10
Сказал – и тронул мерина. Кивнувши вслед почтительно, они пустились в жалобы: мол, всё наврал Лука! Лука ж, в попах уверенный, стоял теперь стеснительно, боялся, не наклали бы товарищи в бока...

Глава II.
Сельская
ярмонка

сжатие~ 13.1
усадка~ 92%

1.11
Ну, мужички-сударики, похоже, воскресение?.. Зашли они в Кузьминское, торговое село, и поспешили к ярмарке, – искать, кого́ везение с заботой материнскою по жизни провело.
1.12
А ярмонка-то справная! Стоят палатки винные, да «ренсковые погребы», да водочка вразнос. Эх, жажда православная!.. Дедок – с главой повинною: не про́пился на торге бы – гостинца внучке б свёз...
1.13
Но в ту минуту именно – Павлуша Веретенников (Бог весть какого звания) решил дедку помочь, – купил за два двугривенных игрушку жертве пенника; Вавило враз даяние схватил – и дунул прочь...
1.14
Семь наших – чешут темечки: искали обстоятельно, да высмотрели много ли счастливых напролёт? Эх, эх! Придет ли времечко, когда мужик сознательный Белинского и Гоголя с базара понесёт?..

Глава III.
Пьяная ночь

сжатие~ 11.8
усадка~ 92%

1.15
День кончен. За околицей – пред странниками нашими дорога многолюдная открылась тут как тут. По ней – нетрезвой вольницей, шальные, бесшабашные, и здешни, и приблудные – с гуляния бредут.
1.16
Две бабы на обочине заспорили невесело, – кого из них по праздникам сильней «кормилец» бьёт; а третьей – тошно оченно: сегодня куролесила с проказником лабазником, а дома – пять сирот...
1.17
И тут же – Веретенников, да с громким увещанием: «Умны крестьяне русские, но зря блюдут обряд: толкутся у корчемников, хмелеют со старанием, а после – штуки гнусные да стыдные творят...»
1.18
Но от души ответствовал ему словцом пропаренным мужик деревни Босово, хмельной Яким Нагой: «Ну вот, удумал бедствие! Ты хоть и ходишь барином, но всё же стоеросовой подумай головой:
1.19
причины хмелю – сущие: поминки, новоселие, зажинки, свадьба, засуха, потоп, неурожай... Есть, впрочем, и непьющие... Эх, русское веселие! Не грей его за пазухой, давай-ка наливай!»

Глава IV.
Счастливые

сжатие~ 15.9
усадка~ 94%

1.20
Решились наши молодцы счастливых поприманывать, суля им шкалик зелия, лишь только объявись! И с ближней же околицы, в алчбе питья дурманного, бесплатного похмелия любители сбрелись.
1.21
Трофим – в Москве был крючником почти до часа смертного, но – рад, хоть доходягою в дом ро́дный воротясь; Ефим, состарясь ключником у князя Переметьева, мнит счастьем, что подагрою стал скорбен, как и князь...
1.22
Тут Федосей (из махонькой деревни Дымоглотово) сказал: «Найдите Гирина Ермилу Ильича; бурмистром стал из пахарей, бдит честно и заботливо, гроша не растранжирено, не рублено сплеча!
1.23
В Адовщине бурмиструет (Юрлова-князя вотчине), имеет там и мельницу, и деньги, и почёт...» Но встрял тут в речь небыструю какой-то попик всклоченный: «Известия имеются, что всё наоборот;
1.24
дела Ермилы скверные: в остроге он снедавнева, – за бунт, что с мора жуткого вчинили мужики Испуганной губернии, уезда Недыханьева, помещика Обрубкова деревня Столбняки...»
1.25
«Да как, каким же кончиком втесался он в смутьянники?!» «Пора домой мне, грешному; доскажет кто-нибудь...» Вдруг – тройка с колокольчиком; вскочили наши странники – и барину проезжему загородили путь.

Глава V.
Помещик

сжатие~ 12.5
усадка~ 92%

1.26
Помещика соседнего, Гаврилу Афанасьича Оболта-Оболдуева та троечка везла. Он нрава был невредного, но зря не станет лясничать; немолод, но покудова в порядке вёл дела.
1.27
Они – к нему почтительно: «Сладка ли жизнь помещичья? Скажи ты нам по разуму: счастли́в ли ты вполне?» Взглянувши подозрительно – не смеют ли насмешничать? – он – кучеру безгласному: – Стой, Прошка! Водки мне!..
1.28
Хотите знать, любезные, что́ в жизни ныне вижу я? Ну, слушайте же, граждане, извольте, господа: зайдешь ли в сёла местные – у всех глаза бесстыжие; а и́збы – все загвазданы, порядку нет следа;
1.29
а зе́мли-то крестьянские! – поля́ недоработаны, посевы недосеяны, засорены весьма; дома-дворцы дворянские опутаны расчётами, взамен везде затеяны «питейные дома»;
1.30
в лесу столетнем, рыцарском – эй, Прошка! дай-ка хересу! – звучит не рог охотничий, а воровской топор; меня ж – с восторгом писарским долбят плебейской ересью: мол, хватит сумасбродничать, не барствуй с этих пор...
1.31
И тут слеза солёная у всех из глаз скатилася, постигли замытаренну помещика тоску: порва́лась цепь исконная – да с маху приложилася, одним концом – по барину, другим – по мужику...
 

Другая часть. Крестьянка

Пролог

сжатие~ 17.5
усадка~ 94%

2.1
«Видать – про все́х быть налгану!» – сказал, чеша зашеину, глаза в смущенье спрятавши, любитель бар Роман. «А вы б – нашли Корчагину Матрёну Тимофеевну, она же – Губернаторша!» – совет был кем-то дан.
2.2
«А где?» – «В Клину-селении». «Да нет вопроса, господи, не всё же нам – с мужчинами, пощупаем-ка баб!» Пришли. Не баба – мление; под сорок, волос с проседью, ещё не изморщинена, и стан пока не слаб...
2.3
Скитальцы – к ней: голубушка! Мол, так и так, мы – с помыслом; но «щук» спрошать – опасливы, мы всё же – «караси»... Скажи ж ты нам, приблудышам, по чести, добросовестно: живёшь не ты ли счастливо, вольготно на Руси?

Глава I. До
замужества

сжатие~ 25.1
усадка~ 96%

2.4
Матрёна поразмыслила – и начала сказание: – У нас была непьющая, хорошая семья; к труду привычна сызмала, но и плясунья рьяная, холёная, цветущая жила в девицах я.

Глава II. Песни

сжатие~ 9.1
усадка~ 89%

2.5
В свой срок – и замуж выдали за молодца пригожего, – за печника небедного Филиппа Ильича; но что блескуче издали – вблизи, глядишь, скорёжено: в дому́ – золовки вредные, свекровь же – горяча...
2.6
Филипп ушёл на промысел – я в тягости была ещё; сынок, к злобе́ завистников, родился по весне... И вдруг – куда ж оскомистей! – приказчик-управляющий, Абрам Гордеич Ситников, стал приставать ко мне.
2.7
Из всей семейки мужниной – лишь дедушки Савелия к себе я жалость видела; я – к деду: как мне быть?.. А вам про деда – нужно ли?.. Ну, лейте чарку зелия, что́ вам скатёркой выдано; продолжу говорить...

Глава III.
Савелий,
богатырь
святорусский

сжатие~ 10.8
усадка~ 91%

2.8
Дед ро́дом – из Корёжина; помещик их, Шалашников, с крестьян в своём имении деньгами брал оброк: раз в год – уж как положено – покуда из загашников не вынут подношение, он розгами их сёк.
2.9
«Как вы снесли, не дрогнули?» – спрошала я. Дед важничал: «А потому терпели мы, что мы – богатыри!.. Но вдруг – прислали Фогеля, Христьяна Христианыча, с заведомыми целями: блюсти нас изнутри.
2.10
Пошли нововведения: велит нам немец – просеки, в болоте – гати с ряжами... Мы строим, – всё как след; но – кончилось терпение: мы в яму немца бросили и закопали заживо», – рассказывал мне дед.
2.11
Потом – острог в Буй-городе, Сибирь, лет двадцать каторги, да столько ж – поселения; он денег прикопил... А седина уж в бороду, спина согнулась натуго... По царскому велению – на родину приплыл...
2.12
– Постой! Чем дело кончилось с подвохами приказчика? – Да той беды Бог миловал, холерой помер он. Но долюшка изломчива, беда-напасть привязчива: избавив от постылого, достала всё ж вдогон.

Глава IV.
Дёмушка

сжатие~ 23.4
усадка~ 96%

2.13
Свекровь гнала на поженки; гляжу, с сынком не выдюжу, – Савелию оставила, беречь от разных бед; а дед – «заснул малёшенько»... Скормил свиньям Демидушку под хрюканье Диявола придурковатый дед!
2.14
Из земства – деловитое приехало дознание: не я ль сама, по серости, – убивица люта? И учинили вскрытие, младенца поругание, без жалости, как нехристи, и нет на них креста!..

Глава V.
Волчица

сжатие~ 10.3
усадка~ 90%

2.15
Уж двадцать лет нет Дёмушки, а всё мне жалко милого... Но годы шли, рожала я; казалось, Враг отстал... Да не сбежишь от долюшки; Федоту восемь минуло – его за деньги малые в подпаски свёкор сдал.
2.16
И слышу как-то к вечеру – Федотушка на улице докладывает старосте и с ним толпе людей: «Волчица! Вдруг овечечку уволокла, преступница! В запале, не по здравости, пустился я за ней;
2.17
да точно убежала бы, кабы была не щенная: у ней сосцы воло́чились, все рёбра на счету... И вдруг – завыла жалобно; и уронил полено я, и ярку, что уж кончилась, волчице отдал ту...»
2.18
У старосты, Силантия, готовое решение: за дурье сердоболие – плетьми подпаска взгреть! Тут подоспела кстати я, дитя от избиения спасла, – чего же более? Сама легла под плеть...

Глава VI.
Трудный год

сжатие~ 13.5
усадка~ 93%

2.19
В тот год на небе видели: вещун-звезда колеблется. Сбылося предвещание, – иссохла рожь дотла! Был голод – до погибели... А справились с бесхлебицей – уж новое терзание: рекрутчина пришла.
2.20
Да я не беспокоилась: за всю семью Филиппову – был брат его в солдатчине со старогодних пор... Но вновь судьба скоробилась, казалось – всё, не выплыву: Филиппа безназначенно зачислили в набор!..

Глава VII.
Губернаторша

сжатие~ 8.0
усадка~ 88%

2.21
А я же Лиодорушкой была тогда беременна... Ужель мне быть солдаткою?! Я вышла в ту же ночь и, с горушки на горушку, где – с месяцем, где – в темени, пошла искать украдкою, кто́ сможет мне помочь.
2.22
Изгибом да извилиной – добра́лась я к заутрени до дома губернатора; пред домом – часовой. Дала ему двугривенный, а тут – швейцар напудренный; ему – рублишка мятого замёрзшею рукой...
2.23
И тем швейцаром добреньким, Макаром Федосеичем, чайком была отдарена в каморке при сенях... Потом гляжу – по горенкам идет, духами веючи, сама, как видно, барыня, в сапожках и мехах.
2.24
Как пала я ей в ноженьки – мол, мне защита надобна! – под сердцем вдруг как стиснется, еще совсем не в срок... Но, доброты полнёшенька, Елена Александровна дала приют родильнице; был в холе и сынок...
2.25
– Постой, ведь кончить надо же! Что с мужем-то? Где числится? – Послали в Клин наро́чного, Филиппушку спасли. Меня же – Губернаторшей прозвали, – мол, «счастливица»; старалися пройдошные соседские врали...

Глава VIII.
Бабья притча

сжатие~ 7.6
усадка~ 87%

2.26
О чём ещё рассказывать? Как жилилась над нивою, когда из-за поветрия пахали на себе?.. Ох, дело несуразово – меж баб искать счастливую! Живём, собою жертвуя, по юбочной судьбе.
2.27
Ключи от счастья бабьего сглотнула рыба-чудище, когда в пучину вздыблену Господь их уронил. В потёмках царства крабьего, на осьминожьем гульбище, в морях гуляет рыбина; в каких – и Бог забыл...
 

Ещё одна часть. Последыш

Глава I

сжатие~ 10.8
усадка~ 91%

3.1
Пройдя с деревней рядышком (Безграмотной губернии, Старо-Вахлацкой волости, Большие Вахлаки) – на берег Волги-матушки, в луга неимоверные по плану нашей повести попали мужики.
3.2
Тут – чалятся три лодочки: в одной – прислуга, музыка, в другой – с дитём кормилица; а в третьей – две четы, три барчука-погодочки да две собачки-тузика, да старичок, – ишь, силится насупливать черты!
3.3
А на лугу покосники – давай старчине кланяться... Вскричали наши витязи: «Селяне! Что за дичь? Неужто вам, по косности, быть крепостными манится?!» Но их в два счёта вытрезвил бурмистр, Влас Ильич:

Глава II

сжатие~ 14.2
усадка~ 93%

3.4
– Эх, люди мимохожие! Уж так и быть, поведаю, какая тут оказия с Реформою стряслась: прозвал её негожею, тлетворною, зловредною, бесстыжим безобразием – и слёг Утятин-князь.
3.5
Родные всполошилися, возьми и брякни хворому: мол, царь права́ исконные надумал воротить; а с нами – сговорилися, чтоб кланялись с тех пор ему; за то – луга поёмные сулили подарить!
3.6
Князь ожил; нам – комедия, всем обществом сварганена; но, правда, заупорствовал мужик Агап Петров. Однажды, мимо следуя, стал князь бранить крестьянина, а тот – не побезмолствовал: «Нишкни!» – и был таков.
3.7
Князь – в крик: «Пороть негодника!» А как пороть-то, батюшки?.. За дело взялся истово Клим Лавин, знатный плут. Привёл в конюшню шкодника: «Теперь кричи, Агапушка, вот штоф тебе анисовой, кричи, мол, больно бьют!»
3.8
Чу, во́пит! Князь растрогался, к окну прильнув, заслушался! Кричал Агап, дурачился, пока не кончил штоф. А к вечеру – разохался, как видно, занедужился; до у́тра покорячился – и помер наш Петров...

Глава III

сжатие~ 32.2
усадка~ 97%

3.9
«Ну, что ж, – сказали семеро, – занятная историйка... Эх, щец бы, понаваристей!..» Сырой оставя брег, на ближнем поле клевера уселись со скатёркою; а после – к Власу-старосте набились на ночлег...
3.10
А утром – крик: «Всем – водочки! Скончался князь! Отмаялись!» (Не знали деревенщины, что так старались тут: хотя наследства родичи как будто и не чаяли, но уж лугов обещанных – добром не отдадут...)
 

Последняя часть. Пир на весь мир

Вступление

сжатие~ 10.9
усадка~ 91%

4.1
И вот на Вахлаковщине – «поминки», но без плакальщиц, без причетов кладбищенских... Эх, знатный пир пошёл! Затейщик доморощенный – знакомец наш, Клим Яковлич; и страннички-изыщики за общий сели стол.
4.2
Пришли и Гриша с Саввою, – сыны дьячишки Трифона, и ждущие паромщика проезжие купцы... Бутыль вина лукавого, – ништо, что уж задрипана... Кто скажет спич? Погромче-ка! Мы слушать – молодцы!

Глава I.
Горькое время –
горькие песни

сжатие~ 11.5
усадка~ 91%

Про холопа
примерного –
Якова верного
4.3
Рассказ повёл приписанник Викентий Александрович, барона Синегузина когдатошний лакей: «Жил-бы́л холоп, что искренне любил да холил барича, хоть бы́л тот – необузданной жестокости злодей.
4.4
Когда у Поливанова отнялись хворы ноженьки, на ручках Яков преданный везде его носил... Но всё ж – обида грянула: сынка его умнёшенька, лишь тот подрос, – немедленно в солдаты барин сбыл.
4.5
Обида гложет Якова, но – служит втихомолочку; вот как-то – съездить к ельнику у барина каприз... И там, взглянув неласково, холоп вожжу – на ёлочку... себе на шею – петельку... над барином повис!
4.6
Конь сбёг, и барин взбалмошный – всю ночь был при покойнике; в чащобе – стоны лешего... зверей ночной разгул...» Тут смолк былой запяточный; и вздрогнули застольники: «Да, жаль того помещика: вот страху-то хлебнул!..»

Глава II.
Странники и
богомольцы

сжатие~ 11.7
усадка~ 91%







О двух
великих
грешниках
4.7
Потом вступил, как водится, Иона (он же Ляпушкин), – ходил давно в потешниках сей тихий богомол. Рассказ, что в Свято-Троице услышал, иль от бабушки, – «О двух великих грешниках» – напевно он повёл.
4.8
– Было двенадцать разбойников, был Кудеяр-атаман. Эх! превратил он в покойников многих честны́х христиан.
4.9
Вдруг – в его сердце сумятица: совесть Господь пробудил! Кается, молится, мается, снять же грехи – нету сил.
4.10
Тщась от глумленья бесовского спрятаться в дальней стране, как-то он пана Глуховского встретил на борзом коне.
4.11
Много жестокого, страшного инок о пане слыхал; прыгнул на пана вальяжного, ткнул ему в сердце кинжал!
4.12
Чудо! Тотчас же свалилося с инока бремя грехов... Молимся, Боже, о милости: милуй нас, тёмных рабов!

Глава III.
Старое и новое

сжатие~ 15.2
усадка~ 93%








Крестьянский
грех
4.13
Иона кончил знаменьем; а Климка, шут гороховый, возьми и крикни: «Купчики! Они – грешнее всех!..» И тут залился пламенем купец Игнатий Прохоров: – Ну, слушайте, голубчики! Страшней – мужицкий грех:
4.14
Аммирал-вдовец под Ачаковым учинил врагам поражение, и трофей ему дали лакомый: восемь тысяч душ в награждение.
4.15
В той ли вотчине припеваючи доживает век аммирал-вдовец, и вручает он, умираючи, Глебу-старосте золотой ларец:
4.16
«Береги ларец для народишка, моя воля в нём сохраняется: из цепей-крепей на свободушку восемь тысяч душ отпускаются!»
4.17
...Дальний родственник с погребения кличет Глебушку в совещание; насулил ему возвышение – и сжигает Глеб завещание!
4.18
Всё прощает Бог, но иудин грех – не прощается, не прощается. Ой ты, Глеб-мужик! Ты – грешнее всех, И за то тебе вечно маяться!
4.19
Тут Гриша встрял, нам памятный (умом берёт, – не лошадью!): «Нет крепи – нет и шильников, и сгинет жадный раб!..» (Что ж, рассудил он грамотно: без денег – амба Ротшильду; не станет и насильников, когда не будет баб...)

Глава IV.
Доброе время –
добрые песни

сжатие~ 9.4
усадка~ 89%



















Русь
4.20
Пир длился. Не в диковину, что столько поистрачено вина, ватрушек, житника: народ-то – богатырь! (А Грише Добросклонову судьба – уж путь назначила народного защитника, чахотку и Сибирь).
4.21
К утру застолье долгое затихло; солнце вспрянуло, и запах трав усилился, над берегом взносясь. Григорий шёл над Волгою, всё будто видя заново; в нём мысль над строчкой билася, и в песне излилась:
4.22
Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь! Сила народная, сила могучая – совесть спокойная, правда живучая! Пахарь, не трусь!
4.23
Встали – небужены, вышли – непрошены, жита по зёрнышку горы наношены! Ратай, приди! Знамя советское, знамя народное! Славься, отечество наше свободное! Всё впереди!
4.24
Рать подымается – неисчислимая! Сила в ней скажется несокрушимая! Сгинет вся гнусь! Ты и убогая, ты и обильная, ты и забитая, ты и всесильная, матушка Русь!
4.25
«Сложилась песнь, виктория! – вскипел восторг в избраннике. – Возьми ее, малиновка, над Волгой разнеси!..» Узря сейчас Григория, сказали б наши странники: нашли мы именинника, счастливца на Руси!
 

В помощь школьнику


Пояснение некоторых слов и реалий XIX века

...в каком году...действие происходит в 60-е гг. XIX в., вскоре после отмены кре­пост­но­го права.
оби́ловать (чем)иметь что-либо в изобилии.
успе́ниекончина; к умирающему звали свя­щен­ни­ка для про­ве­де­ния обряда со­бо́­ро­ва­ния.
ре́нсковый по́гребвинная лавка.
двугри́венный20-копеечная монета.
пе́нникрод водки.
корче́мниксодержатель корчмы, то же, что корчмарь.
зажи́нкиобряд празднования начала жатвы.
крю́чникпереносчик тяжестей, грузчик.
клю́чникслуга, ведавший продовольственными припасами дома.
бурми́стрсельский староста, при крепостном праве – назначенный по­ме­щи­ком, позднее – выборный.
ля́сничатьпустословить.
«пите́йный дом»корчма.
в тя́гостиздесь: беременная.
оско́мистыйвызывающий оскомину; в переносном смысле - на­до­ед­ли­вый.
гатьнастил, мост для проезда через болото.
ряжопора моста, плотины в виде бревенчатого сруба, за­пол­нен­но­го кам­нем.
по́женкиуборка урожая (обычно – на небольших участках).
я́ркамолодая овца.
рекру́тчинапринудительный набор на военную службу определенного процента крестьян.
безназна́ченнос нарушением порядка, вне очереди.
роди́льницаженщина в послеродовом периоде.
хо́ляуход, забота.
наро́чный [шн](современное ударение – «на́рочный») гонец, посыльный.
пове́триеэпидемия среди домашнего скота, мор.
Рефо́рмаздесь: «Крестьянская реформа», отмена крепостного права.
поёмные луга́заливные луга в пойме реки.
Нишкни́!Замолчи! Заткнись!
припи́санникбывший дворовый крепостной, после отмены крепостного права поселённый властями в какую-нибудь деревню.
запя́точный [шн]выездной лакей, чье место было на запятках господского экипажа.
Свя́то-Тро́ицаздесь: Троице-Сергиева лавра.
зна́менье (крестное)знак креста, показываемый на себе либо на ком-то другом.
крепьздесь: крепостное право.
ши́льникмошенник, обманщик.
жи́тникржаной хлеб.

 

Содержание

 


Апрель-сентябрь 2020